БААЛЬ СУЛАМ — РАВ ЙЕГУДА АШЛАГ - Official Kabbalah Publication of the Bnei Baruch Kabbalah Education & Research Institute

БААЛЬ СУЛАМ — РАВ ЙЕГУДА АШЛАГ (1884 - 1954)

Лестница в небо

1921 год, Польша. Дом семьи Ашлаг. За окном шумит ветер, а внутри царит тишина. Бааль Сулам только что вернулся из обычной поездки к своему учителю, но на этот раз в его задумчивом взгляде таится что-то особенное. Погруженный в себя, он ставит сумку у стены и, не проронив ни слова, ложится на диван. Спустя целый час он объявит членам семьи: «Мы стоим на пороге нового времени. Я получил от своего учителя все, что он мог дать. Пришло время отправиться в землю Израиля…».

Бааль Сулам, рав Йегуда Ашлаг, был одним из величайших каббалистов в истории человечества, если не самым великим из них. Особая душа спустилась в наш мир, чтобы дать нам науку каббала — лестницу к единству и счастью.

«Я нахожу крайне необходимым взорвать железную стену, которая отделяет нас от науки каббала».

Бааль Сулам, «Предисловие к «Учению о десяти сфирот», п. 1

И действительно, он впервые написал комментарий на всю книгу «Зоар» и труды великого каббалиста АРИ, впервые адаптировал глубочайшую, древнюю мудрость, сделав ее доступной каждому, впервые издал каббалистическую газету, предназначенную для всего народа. Тревога за судьбу народа, переполнявшая сердце Бааль Сулама, предопределила весь его жизненный путь.

Дорога в Израиль

Желание уехать на родину предков назревало у Бааль Сулама уже давно. За два года до этого он пытался организовать переезд нескольких сотен семей, чтобы создать в Палестине совместное поселение.

— Черные тучи собираются в небе Европы, — говорил он. — Часы тикают, и времени у нас мало.

Группа отъезжающих уже заказала в Швеции сборные дома, однако в дело вмешались варшавские раввины. Опасаясь светского влияния в Палестине, они запретили репатриацию и даже не погнушались угрозами террористического толка. В результате группа распалась, а Бааль Сулам, ее организатор, был отстранен от занимаемой им должности судьи.

Разумеется, это не остановило его. Каббалист не отказался от задуманного и в 1921 году, практически без средств, приехал с семьей в Иерусалим.

Пробуждение любви

Конец сороковых. Дом Давида Бен-Гуриона в Тель-Авиве. Глава «Народной администрации» заворожен словами сидящего перед ним «ортодокса»… Подойдя поближе, мы расслышим их разговор.

— Давид, — взволнованно говорит гость, — чтобы выстроить здесь независимую и счастливую страну, мы должны воспламенить естественную любовь, скрытую внутри нас… Необходимо сделать так, чтобы с образованием государства его граждане стали заботиться друг о друге. Лишь тогда у нас появится надежная основа для того, чтобы действительно стать народом…

«Много раз, — рассказывает Бен-Гурион, — я встречался с Бааль Суламом, чтобы поговорить о каббале и о будущем страны». Много раз удивлял его Бааль Сулам своими революционными взглядами. Чем же заинтриговали Бен-Гуриона слова каббалиста?

Бааль Сулам понимал внутреннюю суть и предназначение нашего народа. Он знал, что народ Израиля может жить лишь согласно духовному закону любви и отдачи. Встречаясь с Бен-Гурионом, он снова и снова повторял: «Чтобы выполнить нашу общую задачу и создать здесь счастливое общество, мы должны пробудить в себе искру любви к ближнему. Иначе, рано или поздно, в стране наступит кризис».

Бен-Гурион был далеко не единственным его собеседником. Рав Йегуда Ашлаг встречался со всеми лидерами тех лет, в числе которых Моше Шарет — второй премьер-министр Израиля, Залман Шазар — третий премьер-министр, писатель и поэт, Моше Арам — член Кнессета пяти созывов, Хаим Арлозоров — один из лидеров сионистского рабочего движения.

Бааль Сулама не волновали внешние различия и несхожесть менталитета. Им двигало лишь одно — забота о будущем народа Израиля. Даже на субботнем ноже, которым он нарезал халу, у него были выгравированы те же слова, что и на сердце: «Мединат Исраэль» (Государство Израиль).

Время действовать

«Я рад, что родился в поколении, когда уже можно обнародовать науку каббала».

Бааль Сулам, «Учение каббалы и его суть»

Он не ограничивается встречами с руководством и посвящает все свое время распространению каббалистической методики. Уже в 1933 году он издает серию статей, прокладывающих путь к подлинному объединению народа.

Название первой из них — «Время действовать» — однозначно свидетельствует о намерениях Бааль Сулама. Пришло время адаптировать науку каббала для нашего поколения. До сих пор она таилась за семью печатями, но срок настал. Человечество уже нуждается в ней, а потому Бааль Сулам, как представитель каббалистов всех поколений, раскрывает ее всему миру.

Статьи оказались лишь первым звеном в цепи. Бааль Сулам пишет комментарии на труды АРИ, основателя современной каббалы, и создает из них чудесное произведение — «Учение о десяти сфирот». В предисловии он указывает, что в наше время эта книга позволяет каждому человеку найти ответ на вопрос: «Ради чего я живу?».

«Только путем массового распространения каббалы среди народа удостоимся полного возрождения» — констатирует каббалист, обращаясь не только к тем, кто уже знаком с каббалой, но и к народу в целом, ко всем без исключения. «Поэтому мы обязаны создавать учебные центры и писать книги, чтобы ускорить распространение этой науки в народе».

Возьмемся за руки, друзья

5 июня 1940 года Бааль Сулам решает сделать беспрецедентный шаг. Он перекладывает на современный язык основные принципы науки каббала и выпускает первую в истории каббалистическую газету под названием «Народ». При помощи этого средства каббалист обращается к народу с единственным призывом: «Необходимо объединиться!»

К сожалению, усилия недоброжелателей привели к тому, что британские власти закрыли газету. На первом же номере оборвалось единственное в своем роде периодическое издание, пытавшееся донести до людей принципы единства, сплочения и любви.

Однако Бааль Сулам не спасовал перед натиском противников распространения каббалы. Желая сделать ее всеобщим достоянием, он приступил к труду всей своей жизни — комментарию на книгу «Зоар» под названием «Сулам» (лестница).

На грани возможного

Тель-Авив. Шаткое строение, почти развалины. На исходе седьмого десятилетия жизни Бааль Сулам долгими часами стоит, склонившись над старым печатным станком, и с усилием набирает текст. Свинец литер уже нанес непоправимый вред его здоровью, но каббалист не отчаивается. Наоборот, с радостью в глазах он выпрямляется, переводит дыхание и продолжает работу.

Из-под пера выходит том за томом, но тут два сердечных приступа, последовавшие один за другим, сваливают его с ног. Не вылежав положенного времени, он с трудом встает с постели и продолжает писать. Работает по 18 часов в день, а когда, наконец, засыпает, жена расцепляет ему пальцы, чтобы вытащить карандаш из руки, пораженной тяжелым артритом.

Из последних сил Бааль Сулам выполняет поставленную перед собой задачу. Комментарий готов. Завершив эту гигантскую работу и не имея средств, чтобы нанять профессионального наборщика, он стоит в типографии и сам готовит книгу к печати. Кофе исчезает стакан за стаканом — нужно бороться со сном, чтобы успеть.

***

Всю свою жизнь Бааль Сулам посвятил народу. Однажды, во время Войны за независимость, когда его лихорадило от чрезмерной тревоги, кто-то задал вопрос:

— Почему вы так беспокоитесь о событиях на фронте?

— Потому что чувствую, что бойцы там — это мои дети, — ответил он.

Именно так. Подобно отцу, увещевающему своего сына, Бааль Сулам говорит нам: «Любимые дети, изберите путь света и любви вместо разлуки. Лишь тогда мы будем счастливы…»

Рав Йегуда Ашлаг завершил свою миссию. Он подарил нам дело всей жизни — книги, ведущие всех и каждого по ступеням Высших миров на вершину совершенства. Все, что нам теперь осталось, это захотеть приобщиться, хотя бы немножко, к тому богатству, которое он для нас приготовил …

Цитаты

Каббалисты пишут в своих книгах, что изучать науку каббала обязан каждый в народе Израиля. Пускай человек полностью изучил Тору и наизусть знает все законы, пускай он превосходит всех современников хорошими качествами и добрыми делами, но если он не изучал науку каббала, то обязан снова возвратиться в этот мир, чтобы научиться тайнам Торы и истинной мудрости. Мудрецы говорили об этом неоднократно.

Бааль Сулам, «Предисловие к книге «Уста мудреца»

Кому как не мне знать, что я вовсе недостоин быть посланником, раскрывающим тайны науки каббала, не говоря уже о полном их понимании. Почему же Творец доверил мне это? Лишь потому, что наше поколение достойно раскрытия этих тайн, ибо это последнее поколение, стоящее на пороге полного избавления.

Бааль Сулам, «Зов Машиаха»

Я не принадлежу к числу наиболее выдающихся представителей рода человеческого. И если даже такой человек, как я, приложил усилия и раскрыл мудрость, заключенную в каббалистических книгах, то уж когда избранники поколения начнут изучать эти книги — сколько счастья и блага это принесет им и всему миру.

Бааль Сулам, «Последнее поколение»

Я назвал этот комментарий «Сулам» (лестница), дабы указать на то, что предназначение его сходно с предназначением любой лестницы. Если перед тобою вершина всех благ, то недостает лишь «лестницы», чтобы взойти на нее — и тогда все блага мира в твоих руках.

Бааль Сулам, «Предисловие к книге «Зоар», п. 58

Из писем и дневников Бен-Гуриона

Встречи с Бааль Суламом произвели на Давида Бен-Гуриона неизгладимое впечатление. Вот, что он пишет об этом.

Раву Баруху Шалому Ашлагу.

Здравствуйте.

Дорогой рав… я с большим удовольствием вспоминаю о встречах и беседах, которые состоялись у нас несколько лет назад в Тель-Авиве с вашим отцом Бааль Суламом. Я сожалею о том, что они прекратились. Некоторые вещи, которые я от него услышал, вызвали у меня большой интерес, и если бы я мог высвободить время, то был бы рад вновь услышать слова мудрости из его уст.

Архив Бен-Гуриона, письмо от 11.04.1951

Раву Йегуде Цви Брандвайну.

Несколько лет назад мне довелось неоднократно встречаться в Тель-Авиве с равом Ашлагом и подолгу беседовать с ним — и о каббале, и о социализме… Одна его фраза отпечаталась у меня в памяти. Он сказал мне: «Даже если человек всю свою жизнь верит в Бога — вера его немногого стоит, так как это не столько вера, сколько привычка. Ценен лишь тот верующий, который когда-то был атеистом». Я не осмелился спросить его, был ли и сам он когда-то атеистом…

Архив Бен-Гуриона, письмо от 20. 05.1958

Я придаю большое значение завершению начинаний рава Ашлага. Я всегда сожалел о том, что у меня нет ивритского перевода «Зоар». Правда, издательство «Бялик» опубликовало частичный перевод — однако нужно, чтобы текст полностью был доступен ивритскому читателю, неспособному понимать арамейский… язык этой великой книги, занимающей столь важное место в духовной жизни нашего народа.

Архив Бен-Гуриона, письмо от 06.01.1960

Затем ко мне пришел сын Ашлага… Я рассказал ему о своих встречах с его отцом в Тель-Авиве несколько лет назад, когда я хотел говорить с ним о каббале, а он со мной — о социализме…

Архив Бен-Гуриона, дневники, 11.08.1958

Э. Винокур