ЭТО СОСТОЯНИЕ ДУШИ - Official Kabbalah Publication of the Bnei Baruch Kabbalah Education & Research Institute

ЭТО СОСТОЯНИЕ ДУШИ

Беседа ученого-каббалиста, рава М. Лайтмана с академиком Российской академии образования Б. Бим-Бадом

Б. Бим-Бад: Добрый день, уважаемый профессор. Я хотел бы воспользоваться возможностью общения с вами, чтобы задать несколько очень тревожащих меня вопросов. И начать с такого: «Что такое еврей?»

М. Лайтман: Есть несколько названий этого явления в истории человечества: «еврей», «иудей», «исраэль» и так далее.

Слово «еврей» — от ивритского «эвер» (переходящий). Так называли Авраама, когда он ушел из Вавилона в Древнюю Палестину — древнюю землю Израиля. «Авраам а-иври» — Авраам, который перешел, — пришел к нам издалека.

Кроме того, есть название «иуди», от слова «ихуд» (объединение) — человек, для которого существует только одна Высшая единая сила, сила природы, Творец.

Есть также название «исраэль». Оно происходит от двух слов: «исра», «Эль» (прямо к Творцу) — человек, который направляется прямо к Творцу в своих стремлениях.

Причем надо сказать, что это относится не к национальности, потому что национальности «еврей» нет. Когда в Древнем Вавилоне вспыхнул эгоизм и началось разобщение людей, Авраам (он был жрецом в Древнем Вавилоне, изготовлял статуэтки божков, верил в духов) осознал, что этот эгоизм имеет свою причинно-следственную базу. Он «спущен» в человечество для того, чтобы, приподнимаясь над постоянно растущим эгоизмом, люди бы росли, росли морально. И те древние вавилоняне, его современники, которые захотели вместе с ним реализовывать эту идею, и стали называться евреями. Мы по генам — те же древние вавилоняне, которые и сегодня живут в Ираке, в Междуречье, с тех времен.

Б. Бим-Бад: Если позволите, я объясню, почему задал этот вопрос.

Я воспитан на русской культуре, но здесь, в России, мне говорят: «Какой ты носитель русской культуры, когда ты — еврей?!» Когда, будучи в Америке, я однажды сказал, что я еврей, меня тут же спросили: «Где синагога?» Еврей в Америке — это верующий в иудаизм и посещающий соответствующие священные капища. В Израиле мне сказали: «Ты не еврей, в тебе нет ничего еврейского, ты чистый русский».

И знаете, я действительно почувствовал себя «вечным жидом» — всюду совершенно чужим, неприкаянным и не очень-то нужным…

М. Лайтман: Вы говорите: есть ли вообще место на Земле, где еврей может чувствовать себя евреем? Я думаю, это — не место, я думаю, что это — культура.

В рамках нашей Академии каббалы занимается, на сегодняшний день, около миллиона трехсот тысяч человек, 47 национальностей. Все эти люди ощущают себя евреями. Они чувствуют, что должны объединяться, что должны перейти Рубикон (еврей, мы с вами говорили, — от слова «переходящий») — разделение между народами, которое возникло в Древнем Вавилоне. Они и являются, по-настоящему, новым человечеством — стремящимися к Творцу, то есть к свойству отдачи.

В этих рамках я ощущаю себя существующим на своем месте, в своем мире — в мире, где мы не чувствуем никакой разницы между собой. Мы объединены, потому что мы одно целое относительно Творца.

Ощущение общности в этом маленьком человечестве, которое мы создаем, дает мне сегодня надежду, что действительно вырастет новое поколение. И оно даст человечеству пример богоизбранности евреев — не потому, что они сидят в синагоге, не по форме носа или ушей, а именно по духовной принадлежности.

Б. Бим-Бад: Итак, еврей — это состояние души. Я вас правильно понял? И тогда возникает вопрос: можно ли утверждать, что еврей, как таковой, принадлежит к богоизбранному народу? И тогда что понимать под этим народом?

М. Лайтман: Да, еврей — это духовная принадлежность. Ты не можешь стать из француза итальянцем, ты не можешь стать из немца русским, а вот евреем ты можешь стать, приняв эту идеологию.

Богоизбранностью называется идея «возлюби ближнего как себя» — идея объединения всего человечества в единое целое, потому как такова сама природа. Если мы достигнем такого же взаимодействия между собой, как все остальные элементы природы, мы сможем существовать в гармонии с ней. В этом и заключается богоизбранность народа, то есть тех людей, которые могут приобщиться к этой идее, показать на своем примере, насколько это прекрасно, насколько это притягательно, и насколько в нашем мире это просто жизненно необходимо, для того чтобы нам всем выжить.

Все проблемы, которые возникают сегодня в мире, — возникают, в принципе, только из-за разобщенности, взаимной ненависти друг к другу, с одной стороны, и, с другой стороны, от раскрытия глобализации, от понимания, насколько мы зависим друг от друга. Мы, все человечество, живем в маленькой коммунальной квартире, мы зависим друг от друга и не можем быть вместе. Это просто ужасающее состояние.

Что же нам делать? Вот тут-то и показывается через такую маленькую группу людей, что идея взаимной любви необходима для выживания, для спасения цивилизации. И по тому, как такие люди несут эту идею всему человечеству, они называются богоизбранными. Но их избранность в том, что они преподаватели, носители самой идеи, не более того. Ничего другого в их богоизбранности нет. Не Бог их выбирал, а они предпочли эту идею, избранную, как бы, Высшей силой природы, Творцом.

Б. Бим-Бад: То, что вы сейчас сказали, выбивает почву из под ног очень многих антисемитов, которые уверяют, что евреи самозванно присвоили себе богоизбранничество, и это один из поводов ненавидеть самовлюбленный народ… Но тогда можно ли совершенно безоговорочно и безапелляционно утверждать, что это — народ-мессия?

М. Лайтман: Я оправдываю антисемитов.

«Почему мы страдаем из-за этих жидов? — вопрошают антисемиты. — Потому что у них в руках есть ключ к счастью всего мира, но они его никому не отдают, скрывают от нас».

Идея «возлюби ближнего как себя» была и работала внутри еврейского народа до крушения Храма, до нашего изгнания. Когда мы «упали» с высоты «возлюби ближнего как себя» на уровень беспричинной ненависти, тогда и произошло изгнание нас из этой страны, расселение среди всех народов мира. То есть мы сами себя этим изгнали.

В принципе, антисемитизм имеет естественные, природные корни, это заложено в основе человечества. Дело в том, что стремление к решению внутреннего конфликта: «я — и мой эгоизм, я — и природа, вечность, совершенство», заложено в идее «возлюби ближнего как себя». Но проблема же в том, что все религии взяли на вооружение этот лозунг и думают, что могут его каким-то образом реализовать. На самом деле никто, к сожалению, даже и иудаизм, реализовать его не смог.

Реализуется он только общечеловеческим подходом, как мы сегодня это пытаемся показать всем, продемонстрировать на примере более миллиона наших учеников.

Теперь, что касается мессианства. Мессия, в принципе, — это не приход какого-то избавителя на белом коне или на белом осле. Мессия — от слова «мошех» (вытаскивающий). То есть это Высшая сила, которая вытаскивает человека из нашего земного эгоизма, поднимает его на более высокий культурный, альтруистический уровень — уровень любви ко всем. Именно этой силы и должно ждать человечество.

Б. Бим-Бад: Все же мне думается, что сокрытие какого бы то ни было знания, которое, быть может, и доступно очень немногим, — это не достаточный повод, чтобы невзлюбить и, более того, уничтожать целую группу людей. Очень жаль, но мне крайне трудно вас понять.

М. Лайтман: Нам все-таки придется признать, что антисемитизм не является чем-то производным, наносным. Даже народы, среди которых нет евреев, инстинктивно чувствуют к ним какое-то невосприятие, какое-то отталкивающее чувство.

Говорится в книге «Зоар» (и от этого никуда не уйдешь), что все беды в мире происходят из-за евреев. Надо понять, почему в природе человечества, в природе явлений существует такая группа людей, которые действительно стоят особняком, и что-то в них есть особенное — хорошее или плохое, это уже другое дело. В той же Америке евреи — это всего лишь 0,5% населения, но 50% нобелевских лауреатов, 60% миллиардеров и так далее — это евреи.

Поэтому говорить: «мы как все» — мы не имеем права, это не поможет. Давайте на самом деле разберемся, почему мир обращается к нам с требованием, с претензией и, возможно, справедливой. Давайте разберемся в нас, в себе.

Не согласиться с тем, что антисемитизм природное явление, невозможно. Оно существует в течение всех-всех-всех веков. Единственная разница между нами и всеми остальными народами, которые произошли из Древнего Вавилона, — в той идеологии, которую мы вынесли оттуда. И теперь, по истечении пяти тысяч лет, когда человечество осознает, что зашло в тупик в своем эгоистическом развитии, мы должны эту идеологию человечеству вернуть. В этом богоизбранность.

Поэтому я и говорю, что антисемиты правы, — они чувствуют, что мы являемся обладателями особого духовного знания, которое обязаны привнести в мир. Мы не избавимся от антисемитизма, если идею «возлюби ближнего как себя» на самом деле не покажем и не предложим всему человечеству в том виде, в котором это делает каббала, а не религии. Потому что религии являются просто порождением человеческого эгоизма, только на еще более повышенной стадии.

Б. Бим-Бад: То, что я услышал от вас, крайне серьезно и важно. Большое спасибо!

М. Лайтман: Я надеюсь, что у нас еще будет возможность беседовать с вами. Я буду очень рад участвовать с вами в любых форумах, мероприятиях. Большое вам спасибо, Борис Михайлович, и до встречи!

А. Ицексон