РАМХАЛЬ — РАВ МОШЕ ХАИМ ЛУЦАТТО - Official Kabbalah Publication of the Bnei Baruch Kabbalah Education & Research Institute

РАМХАЛЬ — РАВ МОШЕ ХАИМ ЛУЦАТТО

(1707—1747)

Первые шаги

Уже в детстве РАМХАЛЬ задался вопросом о смысле жизни. Стремясь познать тайны мироздания, он проявил удивительные способности в учебе, а также феноменальную память. Мальчик был признан гением, ему дали широкое образование, включающее литературу, научные дисциплины и классические языки.

Однако на первом месте стояла, конечно же, наука каббала. Он изучал ее с раннего возраста, а в 17 лет написал свои первые труды. Вскоре весть о нем разлетелась по городу, и РАМХАЛЬ начал проводить занятия для широких масс. Со временем вокруг него сплотилась группа каббалистов, перенимавших у своего учителя методику духовного восхождения. Сердцем выполняя условия взаимного поручительства, они объединялись в одно целое ради общей цели.

Учеба не должна прекращаться ни на мгновение… и пускай каждый приходит не по расписанию, а по зову души. (Из устава группы РАМХАЛЯ)

Гонения и скитания

Однако далеко не все современники поняли и по достоинству оценили книги РАМХАЛЯ. Известность таила в себе надвигающуюся катастрофу. Главы еврейской общины Венеции, с опаской и недоверием отнесшиеся к молодому каббалисту, решили обуздать его. Развязанная ими кампания ширилась и приносила печальные плоды: РАМХАЛЮ предписали отправлять на цензуру все свои произведения, а затем вообще запретили писать каббалистические книги и распространять каббалу в странах рассеяния.

Его труды были частью сожжены, а частью захоронены, но и на этом травля не прекратилась. Ему инкриминировали саббатианство и злые умыслы по нарушению наложенных запретов, обвинение следовало за обвинением, а все попытки публично доказать свою правоту наталкивались на стену религиозной косности и непримиримости. Свои же соплеменники в пылу праведного гнева выискивали несуществующие доказательства и призывали доносить до сведения главных раввинов любую информацию, которая могла бы скомпрометировать РАМХАЛЯ.

Гонения заставили его выехать в Амстердам, однако письма, разосланные в еврейские общины Польши и Германии, еще быстрее летели на крыльях враждебного ветра. Власть реакции не знала границ, и в 1735-м году, «перехватив» РАМХАЛЯ, раввины Франкфурта вызвали его на суд. В вину ему вменялись всевозможные грехи, а целью, разумеется, было сожжение трудов каббалиста. Правда, судьям не удалось отыскать ничего, что можно было бы счесть нарушением суровых ограничений, однако это не помешало им принудить его к подписанию нового, еще более тяжкого обязательства: отныне ему полностью воспрещалось распространять каббалу, даже в устной форме. Имеющиеся у него рукописи были конфискованы, а всякому, кто осмелился бы ему помочь, грозило теперь отлучение от общины.

Когда народы мира получают власть, Израиль покоряется, терпит поражение и падает духовно. (РАМХАЛЬ, О мудрости)

Преследования не сломили, да и не могли сломить РАМХАЛЯ. Он продолжал переписываться с учениками, проявляя огромную любовь и заботу об их духовном продвижении и призывая не оставлять занятия каббалой. Связь с наставником навлекала на них нещадный гнев общины, однако они так и не отреклись от своего великого учителя.

Чему препятствует человеческая природа, в том человеку поможет Творец. (РАМХАЛЬ, Путь праведных)

Живя в Голландии, РАМХАЛЬ отказался от публичной полемики и выиграл этим несколько относительно спокойных лет, которые он посвятил написанию книг. Из-под его пера выходили произведения самой разной тематики и направленности, включая пьесы, педагогические пособия, стихи и трактаты по логике. Под всевозможными обертками скрывалась великая наука восхождения — каббала, учение о том, как вывести все человечество из пучин страдания к вершинам счастья и совершенства.

Однако главная задача — обучение масс каббале — по-прежнему оставалась недоступной, и примириться с такой ситуацией РАМХАЛЬ не мог. Даже тогда, когда его произведения изымались, объявлялись ересью, запирались на замок и сжигались, он продолжал писать книги и переписывался со своими приверженцами в Италии.

В Амстердаме он нашел множество новых последователей, вернее, они сами нашли его и уговорили давать уроки по каббале. И все же, следуя цели всей своей жизни, в 1743-м году РАМХАЛЬ вновь снимается с места и уезжает в землю Израиля.

Последние годы его жизни окутаны туманом. Известно лишь, что вместе с женой и единственным сыном он умер во время эпидемии чумы в Акко и был похоронен в Тверии.

Несломленный и непокорившийся

Всю жизнь РАМХАЛЬ — и далеко не он один — подвергался жестокому преследованию со стороны собственного народа, оставаясь непонятым и не услышанным.

Он, без сомнения, был одним из величайших каббалистов в истории еврейского народа. Оказав влияние на оба основных течения в иудаизме и на движение еврейского просвещения, Аскалу, он пользуется сегодня всеобщим признанием. Когда Виленский Гаон (1720—1797), единственный, кто по-настоящему понимал РАМХАЛЯ в те времена, прочел его книгу «Путь праведных», он сказал, что пешком пошел бы учиться мудрости у столь великого учителя, если бы тот был еще жив.

Наследие РАМХАЛЯ насчитывает более ста книг. Он обучал людей каббале и разработал новую методику ее преподавания подрастающему поколению.

Хотя Израиль состоит из множества людей — все они зовутся единым народом, достойным того, чтобы в нем сиял свет Творца. (РАМХАЛЬ, О мудрости)

Как и все каббалисты, РАМХАЛЬ призывал нас к единству. Лишь вместе мы сможем выбраться из дебрей собственной ограниченности в бесконечный мир совершенства и любви. Туда уже проложен прямой путь, ожидающий всех, кто готов воспользоваться наукой каббала, желая выполнить свое предназначение.

О. Ицексон